Среда, 16.08.2017, 20:33
Приветствую Вас Гость | RSS

Воспитатели и Учителя Альма Матер

Категории раздела
Периоды [15]
Выпускники [3]
УиС [25]
Руководители отделов и служб Управления училища.
Кафедры [26]
Факультеты [3]
Воспитатели [68]
Учителя [161]
Политработники [12]
Книги [53]
об училище
СМИ [5]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Книги

1987
"ИМИ ГОРДИТСЯ УЧИЛИЩЕ", изд. 1987 года

МУЖЕСТВО. СТОЙКОСТЬ. НАХОДЧИВОСТЬ

Старший лейтенант Зайцев Александр Александрович.

Действуя в отряде обеспечения движения, обнаружил и обезвредил 28 мин и фугасов, обнаружил и уничтожил 2 склада. Награжден орденом Красной Звезды.

Старший лейтенант Смирнов Юрий Константинович.
Награжден посмертно орденом Красной Звезды. Участ­вовал в отражении нападения банды мятежников. Уничтожил 2 из них. Погиб в бою. Калининградец.

Лейтенант Гладкий Андрей Васильевич.
Подорвался на мине в горах, спасая раненого солдата. Награжден орденом Красной Звезды.

Капитан Коркодола Александр Афанасьевич.
Участвовал в 25 операциях, умело руководил ротой при сплошном разминировании местности в Панджшере. Тяжело ранен. Награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды.


В СЛОЖНОЙ БОЕВОЙ ОБСТАНОВКЕ
 

Отрезвляющий урок
Красива и богата земля у наших друзей афганцев. Со­ветские воины помогают им отстоять свою независимость, укреплять народно-демократическую власть. Это не только интернациональный долг. Защита дружественного народа — одновременно и защита советских рубежей на юге. Именно к ним хотели бы подобраться империалисты США и их союзники по НАТО.
Вылазки окопавшихся в Пакистане мятежников не ути­хают. Даже сейчас, когда правительство ДРА при поддержке всего народа проводит политику национального примирения, продолжаются разбойничьи набеги на мирную землю.
В составе ограниченного контингента защищал независи­мость дружественной республики и выпускник училища стар­ший лейтенант В. Дудкин.
Это было 17 июля 1982 г. В. П. Дудкин со своим взводом участвовал в операции по разгрому душманских отрядов. Офицер действовал в составе бронегруппы, обеспечивая ее продвижение.
Близ г. Ханабад взвод разграждения обнаружил зало­женный мятежниками фугас. Когда подготовились к тому, чтобы его снять, боевики напали на советских воинов. Они надеялись, что их внезапное появление и преграды на дороге приведут солдат в замешательство, а это облегчит душманам победу. Да не тут-то было!
Командир взвода не растерялся. Он спокойно и уверенно руководил снятием фугаса и дальнейшей проверкой марш­рута. Два важных дела выполнялось одновременно, словно и не было опасности! Но мятежники наседали. Осколком снаряда Дудкин был тяжело ранен. И все же он, превозмо­гая боль, продолжал командовать взводом до полного раз­грома банды и вывода бронегруппы в назначенный район.
Напрасно реакционеры тешат себя надеждой реставри­ровать прежние порядки на афганской земле. Вооруженный потенциал антиправительственных сил слабеет. Только в этом бою бронегруппа уничтожила 10 мятежников и захватила оружие с боеприпасами и снаряжением. Уцелевшие боевики бежали. Они получили урок достаточно убедитель­ный и отрезвляющий.
Старший лейтенант В. Дудкин показал себя мужествен­ным, решительным, умеющим четко организовать инженер­ное обеспечение боя в сложной обстановке.

У пункта водоснабжения
Возмездие настигает душманских карателей там, где они появляются. В тот день, 10 июня 1982 г. ...впрочем, все по порядку.
...Солнце клонилось к закату. Дальние горы заволакивала синева. На полях дехкане занимались сельскохозяйственными работами. Невесть откуда появившиеся группы мятежников стали угрожать оружием, требовать воды и, не получив ее, изгнали крестьян с наделов.
Дехкане сообщили об этом советским воинам. В ту пору старший лейтенант В. Супрун со своим взводом выполнял задачу по обеспечению частей водой. Дела хватало на всех, но боеготовность и защита населения — прежде всего. Крестьяне получили от народного правительства землю, и никто не может помешать им по-хозяйски распоряжаться своими участками. Более того. Воины из Страны Советов, верные друзья афганских земледельцев, оказывают им вся­ческую помощь. В частности, в безводных местах оборудуют колодцы, устраивают арыки, питают поля водой.
Откровенно наемные отряды контрреволюции намеренно запугивают население, сеют вражду, обостряют обстановку. Явно провокационной была и эта вылазка.
В 22 часа пункт водоснабжения подвергся нападению. Старший лейтенант В. Супрун со своим взводом принял бой. Закордонные боевики, вооруженные автоматами и гранатоме­тами, открыли плотный огонь: «Воды захотели? Не получите ни капли!» — крикнул командир взвода. Он вселял уверен­ность в своих солдат и вызывал ненависть к провокаторам.
Хорошо обученные солдаты и сержанты заняли выгодные позиции. Душманы пытаясь захватить пункт полевого водо­снабжения, оборудование, делали короткие перебежки, под­нимались в атаку. Особенно осмелели, когда заметили, что советский офицер на мгновение сник — он получил оско­лочное ранение в голову. Ему тут же оказали помощь, и В. Супрун не оставил поле боя до полного разгрома банды. Потеряв многих убитыми, контрреволюционеры бежали.
Они не утолили своей жажды. Близка была водица, да им не досталось ни капли.
За
мужество и умелое командование взводом водоснаб­жения В. Г. Супрун награжден орденом Красной Звезды.
В том бою было уничтожено 11 мятежников и захвачено 7 единиц стрелкового оружия.


ДВЕ НАГРАДЫ
О. НЕВИН
В районе Тулукана

Группа разминирования старшего лейтенанта А. Мень­шикова, получив боевую задачу, подготовилась к ее выполнению. 21 декабря 1982 г. саперы обеспечивали продвижение бронегруппы в ходе операции в районе г. Тулукан.
День был не из легких. Окопавшиеся в горах контррево­люционеры, щедро снабжаемые через Пакистан американ­ским оружием и боеприпасами, скрытно заминировали доро­ги, проходы, тропки, подступы к рекам и населенным пунк­там. Все это мешало продвижению. К тому же по наступаю­щим подразделениям афганской армии и советским воинам душманы вели огонь.

Однако в неоднократных боях и стычках с мятежниками воины-интернационалисты закалились, изучили их приемы и повадки, научились действовать безошибочно. Так было и на этот раз. Саперам, разминировавшим дороги и проходы, хватало жаркой работы. Действуя миноискателями и щупами, ведя непрерывное наблюдение, они проявляли осторожность и решительность. Пример мужества, смелости и умения мастерски обезвреживать боеприпасы показал сам командир. Офицер А. Меньшиков лично снял 10 противотанковых мин и 3 фугаса.

Недалеко от города группа бронетранспортеров и танков подверглась нападению душманов. Завязался горячий бой. Бронегруппа не могла оставаться на месте под огнем, и саперы, разминировавшие маршрут движения, не дрогнули. По команде Меньшикова часть экипажа инженерной машины разграждения открыла огонь по противнику, другая — зани­малась привычным делом. Тогда бандиты попытались вы­вести из строя группу разминирования. Снарядом из грана­томета они подбили машину разграждения. Меньшиков по­лучил ранение, но не оставил поле боя. В этот момент бронегруппа подавила основные огневые точки мятежников.

Благодаря выдержке, умению старшего лейтенанта Мень­шикова руководить подчиненными даже в критической об­становке задача, поставленная командованием, была выпол­нена.

В ходе операции группа сняла и обезвредила 15 проти­вотанковых мин, уничтожила 5 мятежников и захватила 7 единиц стрелкового оружия.

Грудь офицера А. Меньшикова украсил орден Красной Звезды.

Л. РОДИМЕНКО
Трудное мгновение

Взволнованный полковник встал перед залом, заполнен­ным офицерами горрайвоенкоматов области, и с подчеркну­той торжественностью произнес:

— Старший лейтенант Меньшиков!

В одном из последних рядов кресел поднялся статный, крепко сбитый молодой офицер и, чеканя шаг, направился к полковнику. Десятки глаз устремились на старшего лей­тенанта.

Все, кто сидел справа, обратили внимание на след ожога на его лице и неправильной формы розоватые шрамы, вид­невшиеся из-под воротника. Люди военные, они понимали: такие рубцы остаются после заживления осколочных ранений.

— За мужество и самоотверженность, проявленные при исполнении интернационального долга, старший лейтенант Меньшиков Александр Анатольевич Указом Президиума Верховного Совета СССР награжден орденом Красного Зна­мени.

Полковник знал, что кроется за такими привычными в военном лексиконе словами: «За мужество и самоотвержен­ность». Больше года лейтенант, рискуя собой, делал все, чтобы безопасными были афганские дороги — главные арте­рии, без которых немыслима сама жизнь в этой стране, чтобы никому не причиняли горя и страданий бандитские мины.

И однажды, в самое трудное мгновение, лейтенант шагнул навстречу взрыву. Он, не колеблясь, сделал этот шаг, чтобы продолжились жизни десятков других людей.

Полковнику рассказывали, что только в форменном буш­лате офицера, снятом с него в медсанбате, насчитали трид­цать два отверстия от осколков.

В жизни, говорим мы, всегда есть место подвигу. Это верно. Но на подвиг способен лишь тот, кто духовно, идейно к нему готов. Кто превыше всего ставит долг перед народом.

Саша родился в учительской семье. Рос, учился в Добровольске, Краснознаменске. Все лучшее, человечное, чем год от года наполнялось его сознание и сердце, мальчишка по­лучал в семье.

А выбор жизненного пути определился для Саши приме­ром деда — кадрового офицера. Не обошлось и без влияния друга детства Александра Ионова, курсанта Калининград­ского высшего инженерного училища инженерных войск им. А. А. Жданова.

В 1974 г. А. Меньшиков успешно сдал вступительные экзамены в наше училище, а в семьдесят девятом получил диплом инженера-механика, лейтенантские погоны и назна­чение в отдаленный гарнизон.

Шли чередой неделя за неделей: учения, тревоги, дежур­ства. Были и настоящие разминирования.

Однажды к нему заехал Леонид Бронфен, с которым они подружились еще в училище. Тот возвращался из Афгани­стана. Проговорили всю ночь.

Конечно, Меньшиков прекрасно знал смысл и цели пре­бывания ограниченного контингента советских войск в ДРА и все же без конца расспрашивал Леонида: как там, чему учит опьгт службы? Это не было праздным любопытством. Понятие «интернациональный долг» для него не абстракция, не книжный постулат. А инженерные, саперные знания очень могли пригодиться там, на суровых горных дорогах.

И пришел час, когда они действительно понадобились. В роте разминирования принял лейтенант Меньшиков сапер­ный взвод. Много сложных задач пришлось решать в этот год с небольшим ему со своими солдатами. Восстанавливать взорванные басмачами мосты и сопровождать колонны с народнохозяйственными грузами, расчищать завалы и раз­минировать дороги.

Немало обезвреженных мин на его счету — итальянских, английских, с иероглифами на корпусе и с заокеанской мар­кировкой.

...Тот день он помнит до мельчайших подробностей. Ко­лонна грузовиков с народнохозяйственными грузами медлен­но втягивалась в кишлак, извиваясь между высокими камен­ными дувалами. Казалось, двигались по коридору. Густой туман белой ватой обволакивал машины. По серо-зеленым бортам бронетранспортеров охранения и кузовам машин стекали струйки воды.

«Посмотрели на карту, — вспомнились строки письма из дома.— Граница наша — по рекам Пянджу и Амударье. А что там, южнее?»

«Горы, — полушутливо отвечал он. — Гиндукуш, и южнее Гиндукуша горы. И вообще почти вся страна — это горы и плоскогорья».

Древняя страна с непростой историей, извилистой судьбой, сложным переплетением национальных и религиозных инте­ресов и противоречий. Пуштуны и хазарейцы, нуристанцы и таджики, узбеки и чараймаки — представителей каких только национальностей здесь не встречал Меньшиков. И не все они еще сегодня дружны. А сколько непримиримых направ­лений мусульманства! Сунниты, шииты, исмаэлиты. Ислам и революция... Живучесть феодальных отношений... Кочевой образ жизни десятков племен.

Обо всем этом рассказывали Меньшикову его новые аф­ганские друзья — воины народной армии, активисты Народ­но-демократической партии.

Грянула Апрельская революция. Революция подлинно де­мократическая. Но против нее ополчились самые реакцион­ные силы, подогреваемые, подкармливаемые империалистами. Зверства и разрушения несут на эту землю закордонные банды басмачей. Афганцы назвали их душманами. Буквально душман — это враг.

...Лейтенант оглядел своих солдат. Задержал взгляд на сержанте Алибекове. Он во взводе из «стариков». С Алибековым лейтенант немало поколесил по афганским дорогам, очищая их от душманских мин. Жаль, скоро сержанту в запас. Отличный солдат. Бесстрашный, умелый сапер.

— Ну и погодка, — почувствовав на себе взгляд команди­ра, произнес Алибеков. — Как бы, товарищ лейтенант, непри­ятностей не случилось.

Меньшиков кивнул: возможной опасностью пренебрегать нельзя. Но в этом кишлаке все должно быть в порядке. Действовавшая в здешней округе банда разгромлена у соседнего селения солдатами царандоя — афганской народ­ной милиции и сотрудниками ХАД — органов безопасности ДРА.

Однако там, дальше, за деревней, на повороте дороги их ждала опасность. Считанные минуты оставались до того шага лейтенанта! До той ослепительной вспышки, после которой все сразу померкло.

...Первые иступляющие боли ослабли. Но по-прежнему непроницаемая чернота застилала глаза.

Пошла четвертая неделя, и однажды утром он смутно различил склонившееся над ним лицо военврача.

— Доктор, я вас вижу! Вижу!

...Он не мог не тревожиться. Заключение медиков было недвусмысленным: не годен к службе в мирное время, ограниченно — в военное. Но он уже не мыслил себя вне армии.

Как-то в госпитале раскрыл свежий номер «Красной Звезды», и сразу в глаза бросилась знакомая фамилия: Потехинский. Владимир Михайлович Потехинский. Из род­ной «Ждановки».

Очерк назывался «Уроки мужества». В нем рассказыва­лось, как геройски трудился офицер в одной из африканских стран, очищая землю от оставленных колонизаторами мин. Как неожиданно сработала одна из коварных ловушек. Как вместе с врачами стойко боролся он за то, чтобы не оборва­лась висевшая, казалось, на волоске жизнь. И вернулся в строй — продолжил службу в военном инженерном училище.

Уроки мужества подполковника Потехинского стали уро­ками мужества для лейтенанта Меньшикова, помогали ему преодолевать боль, с оптимизмом думать о своем будущем.

После госпиталя Александр приехал в Калининград, в распоряжение облвоенкомата. Сердечно принял его воен­ком: «Решили направить вас в Балтийский райвоенкомат, на ответственный участок».

Но там, по прежнему месту службы, были подготовлены документы об увольнении лейтенанта Меньшикова в запас. Оставалось одно: обратиться с рапортом к министру обо­роны СССР. Его поддержали и в районном, и в областном военкоматах, и в штабе ПрибВО.

И вот однажды раздался телефонный звонок из облвоен­комата: «Все, вопрос решен положительно. И окончательно. Служите!»

            Это был один из самых счастливых дней его жизни.


Категория: Книги | Добавил: Ермаков (19.05.2014)
Просмотров: 719 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск