Среда, 16.08.2017, 20:33
Приветствую Вас Гость | RSS

Воспитатели и Учителя Альма Матер

Категории раздела
Периоды [15]
Выпускники [3]
УиС [25]
Руководители отделов и служб Управления училища.
Кафедры [26]
Факультеты [3]
Воспитатели [68]
Учителя [161]
Политработники [12]
Книги [53]
об училище
СМИ [5]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Книги

1980
Школа военных инженеров
ВСТУПАЯ
В РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКУЮ
КРАСНУЮ АРМИЮ
продолжение
 
       Во 2-й роте, которой командовал ком­мунист К.Ф.Дружинин, отстающих не было. Взводы коммунистов Г.М.Ильяшевича и Г.Н.Тимонова явля­лись образцовыми.
       В день праздника — 7 ноября 1918 года — в Инженерный замок прибыла делегация рабочих Петрограда. За ре­волюционные заслуги военно-инженер­ному техникуму была вручена почет­ная награда — Знамя Совета рабочих и крестьянских депутатов 2-го района Петрограда, на территории которого находилось военно-учебное заведение. Революционное Знамя воодушевило курсантов. Они заверили рабочих, что будут достойны этой награды и в уче­бе, и в боях. И слово свое курсанты сдержали. Сейчас Знамя рабочих-пи­терцев хранится в Центральном музее Советской Армии.
     К концу года создалось сложное по­ложение на Южном фронте. Второй выпуск краскомов, состоявшийся 15 декабря, отправлялся в район Цари­цына. По традиции отъезжающих на фронт напутствовали в Краснознаменном зале замка, а на следующее утро трудящиеся Петрограда провожали своих верных сынов на вокзале. Под звуки духового оркестра состав ушел на юг...
     Донская белоказачья армия Дени­кина пыталась прорваться в централь­ные районы страны, но на пути у нее стоял Царицын. Почти все выпускни­ки техникума стали участниками обо­роны Царицына. Они строили инже­нерные укрепления и геройски сража­лись, но не всем суждено было дожить до победы.
     Отважный командир саперного взвода коммунист Николай Болотов был тяжело ранен и попал в плен. Это произошло в ожесточенном бою с бе­локазаками у станции Воропоново. Вскоре эту станцию красные части от­били. Обнаружили истерзанный пала­чами труп Болотова. На его груди бе­локазаки вырезали звезду, а к одежде прикололи удостоверение об окончании Петроградского инженерно­го техникума. Тов. Болотов, — говори­лось в удостоверении, — обнаружил хорошие успехи в науках и по своим качествам вполне заслуживает звания Красного офицера Социалистической Армии. Местные жители рассказали, что белогвардейцы склоняли Николая перейти на их сторону, но он умер вер­ным сыном партии большевиков.
     Весной 1919 года объединенные си­лы внутренней контрреволюции и ин­тервентов начали новый поход против Советской России: армия Колчака — с востока, Деникина — с юга и Юдени­ча — с юго-запада, под Петроградом. Партия продолжала укреплять Крас­ную Армию. Росла численность инже­нерных войск. Вслед за вторым выпус­ком краскомов 15 января последовал третий, а в феврале — четвертый.
     Войска Юденича при активной под­держке английского флота, а также отрядов белоэстонцев и белофиннов предприняли наступление на Петро­град. Над колыбелью революции на­висла смертельная угроза. Партия объявила Петроградский фронт одним из главных фронтов и мобилизовала все силы на разгром Юденича. Петроград формировал коммунистические роты и взводы, которые проходили ускорен­ное обучение и отправлялись на фронт.
     Приказ об отправке курсантского от­ряда военком получил вечером 27 ап­реля, а утром 164 бойца военно-инженерного техникума были уже на сбор­ном пункте и вскоре прибыли в распо­ряжение 11-й стрелковой дивизии, обо­ронявшей участок Эстляндского фрон­та в районе города Верро.
     Саперы строили командные пункты, готовили колонные пути для артилле­рийских батарей, оборудовали тыло­вые позиции на фронте отряда. При подходе к деревне Плакси противник
42
применил артиллерию, пошел в атаку, но был разбит и отброшен. Воспитан­ники техникума проявили стойкость, решительность, мужество. Смертью храбрых пал коммунист А. Н. Лебе­дев, комиссар курсантской группы — член партии с дореволюционным ста­жем, один из первых комиссаров на­шего учебного заведения.
     На следующий день началось общее наступление красных частей. Бело­гвардейцы оставили Верро. В конце мая курсанты по приказу были выведе­ны из боя и отправлены в Петроград для продолжения учебы.
     На Олонецком участке Карельского фронта героически сражался против белофиннов второй боевой маневрен­ный отряд питерских курсантов. Тре­тью роту этого отряда составляли кур­санты техникума под командованием К. Ф. Дружинина. Его помощником был Б. Кайданов, командирами взво­дов — Ильяшевич, Тимонов, Бранденбург. В роту входило 180 кур­сантов, а также пулеметная команда из 15 человек, кото­рой командовал выборный комиссар коммунист курсант Кирилл Жилко.
     Белофинны намеревались ударом в направлении Нурмайло, Олонец, Лодейное Поле отвлечь внимание крас­ных войск от Петрограда и тем самым помочь Юденичу овладеть городом. Этот план был разгадан. Дружинин получил задачу — силами роты и пу­леметной команды разгромить отряд белофиннов, занять хутор Новинка, деревню Нурмайло и сорвать вражеское наступление в направлении Лодейного Поля.
     Низменная местность, изобилующая реками и болотами, леса затрудняли передвижение и маневр. Но курсанты, охваченные высоким боевым порывом, преодолели все преграды. Враг, оше­ломленный внезапностью и решитель­ными действиями, понес большие по­терн. Наступление его было сорвано.
     Мужественно сражались и пали смертью храбрых курсант авангардно­го взвода Эрнест Аузулайш, который всегда шел впереди взводной цепи и личным примером воодушевлял бой­цов, курсанты Николай Романовский и Павел Куликов, первыми ворвавши­еся на окраину Нурмайло.
     Отвагу, боевую выучку и стойкость продемонстрировали в боях помощ­ник командира взвода Василий Галин, старший команды разведчиков Анато­лий Петров, командиры отделений Константин Клаас, Николай Карпов, курсанты Озеров, Балачевский, Леплинский, Кобяк, Щербаков, Иванов, а также стрелки Долгирев, Стрельников, Гуркин, Аллилуев, Шенфельд и Ломнев. Своим мужеством, уверенно­стью в правом деле рабочих и кресть­ян они поддерживали в роте наступа­тельный порыв. Рота была примером для других подразделений. Командир отделения К. Клаас, находясь на ле­вом фланге боевого участка роты, за­метил колебание и нерешительность в рядах бойцов соседнего красноармей­ского подразделения. Он немедля от­правился к бойцам и твердой коман­дирской распорядительностью восстановил порядок.
     23 июня ранним утром противник предпринял атаку против сторожево­го взвода, расположившегося на пози­ции в полутора километрах от дерев­ни. Несмотря на потери, белофинны достигли «мертвого» пространства. Положение оборонявшихся стало крити­ческим. В этот момент во фланг насе­давшим ударил «максим». Вовремя подоспела команда Кирилла Жилко. Над полем боя прокатилось дружное «ура» перешедшей в атаку роты. Попытка врага вернуть Нурмайло была сорва­на. Но победный бой оказался послед­ним для Кости Клааса. До последней минуты он стойко сражался и упал сраженный вражеской пулей. Похоро­нили его как героя обороны Петрогра-
43
да со всеми воинскими почестя­ми.
     Не прекращались бои юго-западнее Петрограда, на Эстляндском фронте. В 20-х числах мая техникум сформировал третий боевой отряд, прибывший в район Петергофа. В состав отряда вошли рота саперов под командованием К. С. Крылова и взвод связи В. В. Антонова.
     Курсанты наступали двумя колонна­ми. За несколько дней им удалось ос­вободить деревни Лопухинка, Велькетто, Кайболово и другие населенные пункты. Саперы обеспечивали боевые действия частей Красной Армии, прокладывая в лесисто-болотистой мест­ности дороги, проделывая проходы в лесных завалах, наводя переправы, сооружая новые мосты.
     В июне красные части подошли к Ямбургу (ныне город Кингисепп). Бе­логвардейцы превратили его в сильно укрепленный пункт обороны. Коман­дование 7-й армии приняло решение двойным ударом с фронта и тыла овладеть городом. Отряд курсантов тех­никума был направлен в обход Ямбурга. Используя туманную погоду и пересеченную местность, отряд скрыт­но проделал 25-километровый марш и ночью достиг указанного района в ты­лу противника. С ходу стремительным ударом курсанты выбили полк белых из деревни Алексеевка и утром 5 ав­густа вышли к окраинам Ямбурга. Од­новременно части ударной 6-й дивизии с севера нанесли поражение противни­ку на подступах к городу. Зажатые с двух сторон, белогвардейцы бешено сопротивлялись. Но сопротивление их было сломлено. Над Ямбургом взви­лось красное знамя.
     Рота саперов выполнила все зада­ния командования: построила мост у деревни Систа, навела мосты через Су­му у деревень Велькетто и Кайболово, сняла проволочные заграждения в районе Вайнисолово. Десятки километров дорог проложили саперы по ямбургским лесам и болотам.
     Маневренный характер боя, посто­янное огневое воздействие противника чрезвычайно затрудняли обеспечение надежной связи. При прокладке линий связистам не раз приходилось браться за оружие. Но они справились с зада­чей: командир отряда, направленного в обход Ямбурга, имел возможность поддерживать связь с передовыми подразделениями и своевременно реагировать на обстановку.
     После падения Ямбургского укреп­ленного района белогвардейцы отка­тились на запад. Наступление Юдени­ча на Петроград захлебнулось. 26 августа личный состав техникума торже­ственно встретил курсантов — героев ямбургских боев. Через два месяца в Инженерный замок возвратились кур­санты с Олонецкого боевого участка.
     В перерывах между боями курсанты использовали каждый день для уче­бы. Занимались по 10—12 часов. Теоретический материал и инженерную технику изучали с учетом опыта боев. Нередко лекции преподавателей иллю­стрировали сами примерами из боевой практики. Не было учебных пособий — обходились записями на оберточной бумаге, на газетах, на обратной сторо­не афиш. Не хватало ручек, чернил — рады были огрызку карандаша.
     Осенью 1919 года недобитая армия Юденича начала новое наступление на Петроград. Англичане снабдили наступавших белогвардейцев танками.
     Центральный Комитет Коммунисти­ческой партии принял ряд срочных мер, чтобы организовать разгром Юденича. Ленин призвал рабочих и крас­ноармейцев Петрограда держаться за каждую пядь земли, биться до послед­ней капли крови. Петроградские ком­мунисты и комсомольцы были мобили­зованы на защиту города. Семьи рабочих рыли окопы. Заводы работали на оборону днем и ночью. Пролетарс-
44
кий Петроград превратился в кре­пость. Надежными его защитниками были и курсанты инженерного техникума.
     Хроника отправки курсантских от­рядов на фронт.
     14 октября. В район Пулково, Детс­кое Село отправлена саперная рота в составе двух взводов и группы связи. Командир В. В. Антонов.
     16 октября. В район Красное Село, Гатчина прибыла стрелковая рота под командой А. В. Сапрыкина, которая впоследствии вошла в состав сводного отряда, получившего название 5-го курсантского батальона.
     17 октября. Все оставшиеся курсан­ты — 45 человек влились в особый ба­тальон и действовали в направлении Ропши. Отряд понес большие аіотери и был распределен по другим курсантс­ким частям(1).
(1) ЦГАСА, ф. 24898, on. 1, д. 116, л. 1.
     28 сентября белогвардейцы нанесли удар на Струги Белые, Лугу против ле­вого крыла 7-й армии (в нее входили курсантские формирования), а после отвлечения части ее сил перешли в на­ступление на главном — ямбургском направлении и 16 октября заняли Кра­сное Село и Гатчину, выйдя на ближ­ние подступы к Петрограду.
     Нужно было остановить войска бе­логвардейцев, измотать их и перейти в решительное наступление по всему фронту. Бойцы Петроградского фрон­та, командиры, комиссары, коммуни­сты и комсомольцы в невероятно сложной обстановке ценой гигантского на­пряжения всех сил разбили Юденича, ликвидировали угрозу захвата красного Питера. Вместе с другими частя­ми и подразделениями на фронте ак­тивно действовали курсантские отря­ды.
     Записи командира стрелкового взвода курсанта Николая Карпова, от­носящиеся к 16-21 октября:
     Напутствие военкома — и с криком «Даешь Ямбург!» пошли брать город. Оркестр курсантов впереди... А навстречу — обозы, бегущие красноармейцы, ком­бриг, растерявший свои полки... Не поймешь, где противник.
     Не заметили, как попали под обст­рел. Куда музыканты свои трубы де­ли, когда заменили их винтовками — тайна. Только все они в строю оказались.
     Кошмарная ночь... Вперед... Назад... И вот утро. Уже из Лигова пошли за­нимать Горелово. И заняли. Но потом снова отступали: Пулково, Паново, Го­релово... Наконец уверенно пошли впе­ред: Пулково...
     Ходили в разведку с петроградски­ми рабочими из коммунистического ба­тальона, с финнами, с шлиссельбургскими рабочими, с матросами... Цель одна — выяснить силы противника.
     В больших боях и действиях «мест­ного значения» вырос и окреп автори­тет красных командиров. Примером для курсантов был командир роты А. В. Сапрыкин. Ближе узнали его и полюбили, — пишет Н. Карпов. — Ко­мандир — на редкость уравновешен, спокоен и невозмутим до возмутитель­ности! Хладнокровия не теряет ни при какой обстановке и всегда со своим походным мешком через плечо.
     Вспоминает бывший курсант, ныне полковник в отставке, Н. Осташев: В бою под Нижней Слободкой пал смер­тью героя Павел Страутнек. Он выде­лялся среди нас своим ростом, его нельзя было не заметить. После боя Сапрыкин, осматривая роту, спросил: «Где Страутнек?» Из строя невнятно ответили: «Там...» «Как там?» — возмутился командир. Впервые я уви­дел его таким возбужденным. — «Я спрашиваю вас, — повысил он го­лос, — как вы посмели оставить тело своего товарища у противника?» Он подал команду: «За мной!» И мы все кинулись туда, где только что кипел
45
бой. Героя похоронили под троекрат­ный залп из винтовок.
     19 октября 5-й батальон занял пози­ции у железной дороги Петроград — Красное Село. Курсанты получили за­дачу выставить боевое охранение между железнодорожным переездом и деревней Большое Пикко, остальными силами овладеть деревней Малое Пик­ко.
     Ночь. Курсанты боевого охранения остались на позициях. Остальных Са­прыкин повел вперед, чтобы занять Малое Пикко. Пробирались долго, че­рез кустарник и болота. Наконец по­казались два-три огонька. Пойти в разведку вызвался командир взвода Ни­колай Карпов. С двумя курсантами прополз несколько десятков метров.
     Вдруг окрик:
     — Стой, кто идет?
     — Свой, — не задумываясь ответил Карпов.
     — Кто свой — белый или красный?
     — Белый...
     — Врешь, красный, наверно?
     — Ей-богу белый, а ты кто, часовой, что ли?
     — Я-то часовой...
     — Ну тогда подойди сюда, помоги мне.
     Часовой подошел. Левой рукой раз­ведчик будто невзначай коснулся пле­ча — погон, правой выхватил винтов­ку. «Языка» доставили в роту, потом отправили в штаб батальона. По его показаниям, белогвардейцы готовили новое наступление. «Язык» указал, где и какие находятся части. Оказа­лось, курсанты вышли к деревне Ни­кулино — там расположился готовый к бою полк. В Малом Пикко, по дан­ным «языка», тоже были белые части. Командир роты решил закрепиться, принять бой, надеясь на поддержку основных сил. Связи с батальоном и полком не было. Когда забрезжил рас­свет, Сапрыкин приказал окопаться, вместо себя оставил командиром роты комиссара курсанта К. В. Жилко, а сам направился в Большое Пикко к командиру полка, чтобы уточнить обстановку и согласовать боевые дейст­вия.
     Утром белые перешли в наступле­ние. Так как с соседями связи не было.. Жилко приказал фланги ротной пози­ции усилить станковыми пулеметами. Завязался горячий бой. Сначала про­тивник был осторожен, думая, что впе­реди красный батальон или полк, но, разобравшись, превосходящими сила­ми атаковал малочисленную роту курсантов. «Красные юнкера, сдавай­тесь!» — кричали наседавшие беляки.
     Бывают минуты испытаний, когда боевое подразделение сжимается, как стальная пружина, чтобы нанести решительный удар, опрокинуть врага мощью своего оружия и единством бойцовской воли. Кирилл Жилко был собран, спокоен и бесстрашен. Еще в окопах первой мировой войны зака­лился большевик, научился хорошо понимать душу солдат. Тогда он вел красную агитацию. В техникум Кирилл пришел с фронта, из-под Пскова, отли­чался политической закалкой, любил свое дело и ребятам быстро понравил­ся. Весной он отличился в боях под Олонцом против белофиннов.
     Белогвардейцы окружали занявших круговую оборону стрелков. Боепри­пасы у курсантов были на исходе. Наступил критический момент. Жилко скомандовал: «Примкнуть штыки, при­готовиться к рукопашной!» Он первым поднялся во весь рост и крикнул: «Впе­ред! Ур-а-а!» Стальная пружина вне­запно распрямилась и ударила по бе­лым. В отчаянной схватке они не вы­держали. Кольцо разомкнулось. И то­лько когда опасность миновала, все вдруг увидели на руках у курсантов смертельно раненного Кирилла Жил­ко. Не приходя в сознание, он умер на солдатской шинели. Курсанты молча сняли шапки...
46
     За этот подвиг курсант К. В. Жилко 15 декабря 1919 года первым в учили­ще был награжден высшей наградой Республики — орденом Красного Зна­мени посмертно.
     Вышедшие из окружения курсанты присоединились к курсантскому ба­тальону, который вел им на выручку Сапрыкин. Белых погнали в сторону Красного Села и Гатчины. Наступле­ние войск Юденича на этом участке фронта было остановлено.
     На направлении Пулково, Детское Село действовали саперы и связисты под командованием В. В. Антонова. 15—19 октября курсанты рыли окопы, готовили разветвленную сеть ходов сообщения, ставили проволочные за­граждения. Противопехотные мины за­рывали в землю на наиболее вероят­ных участках наступления белых. Еще никто не видел танков, но курсанты, изучая на занятиях опыт первой миро­вой войны, знали, как с ними бороть­ся. На танкоопасных направлениях рыли широкие рвы, оборудовали огне­вые точки, чтобы фланговым огнем ар­тиллерии и пулеметов бить по уязви­мым местам бронированных чудовищ. Пехоту вооружали ручными гранатами, объясняли, как действовать.
     20 октября 7-я красная армия готовилась к решительному наступлению на всем фронте. Два дня спустя крас­ноармейские и курсантские роты, отря­ды моряков и рабочие батальоны по колено в грязи, под моросящим осен­ним дождем атаковали противника. 23 октября Детское Село полностью очи­стили от белогвардейцев. Форсирован­ным маршем двинулись на Гатчину. Под мощными ударами Красной Армии и рабочих батальонов части Юде­нича откатывались на запад в направ­лении Ямбурга.
     На этот раз саперам Ямбург брать не пришлось. Отступавшие белогвар­дейцы уничтожали все: разрушали до­роги, линии связи, мосты, жгли насе­ленные пункты...
     Руками курсантов были восста­новлены и проложены сотни километ­ров дорог через леса и болота. Однажды старший начальник поставил перед Антоновым задачу: в течение двух ча­сов восстановить взорванный мост между деревнями Новое Катлино и Антоново. Сапер заметил, что нет стро­ительного материала: «Все песок, мокрый кустарник да ветер в поле...» Начальник спросил, откуда он знает эти места? Деревня Антоново — уж не его ли родина? Комроты пошутил: «Как. же, моя родная сторонка. Все россий­ские Антоновы, должно быть, отсюда пошли». А начальник обрадовался: «Слушай, дорогой товарищ, уж ты как-нибудь постарайся, поскорее сделай мост, а мы сегодня же отобьем у Юденича твое родное Антоново».
     Из штаба ротный возвратился в от­личном настроении и обратился к кур­сантам: «Где взять лес?» Ребята сра­зу оживились, предложили собрать поваленные телеграфные столбы, очис­тить их от изоляторов и крюков и использовать для верхнего строения, Через два часа мост был готов.
     Антонов доложил в штаб о выполненном задании и разрешил курсан­там отдохнуть, но уже через несколько часов саперы строили второй мост — за освобожденной деревней Антоново.
     В одном месте курсанты обнаружи­ли брошенный беляками лес-кругляк, который те во время наступления вез­ли в обозе. Они доставили его к переправе у деревни Новый Бугор и под ружейно-пулеметным и артиллерийским огнем приступили к восстановлению моста. Дважды саперам приходилось откладывать в сторону рабочий инструмент, браться за оружие и во взаи­модействии с красноармейцами отра­жать вражеские атаки. Но мост все же был готов к назначенному времени.
47
     Действия саперной роты высоко оце­нило командование. 30 октября в роту прибыл комиссар курсантской брига­ды. Он передал саперам благодар­ность командования за проявленные ими доблесть и отвагу. От имени Петроградского Совета комиссар вручил личному составу роты пять карманных часов и кожаный костюм. В телеграмме Центрального Комитета РКСМ на имя Реввоенсовета 7-й армии гово­рилось: ЦК РКСМ просит передать братский коммунистический привет красным курсантам, гонящим белые банды Юденича. Неисчислимы подви­ги красных курсантов. Неисчислимы их жертвы на алтарь революции. Мы гор­димся тем, что большинство курсантов — это сознательная рабоче-кре­стьянская молодежь, что среди них есть немало членов союза... Наши сердца с вами, товарищи, на­ша мысль одна: отдать все силы для победы в строительстве новой жизни(1).
(1) Цит. по: Героическая оборона Петрогра­да в 1919 году. Л., 1959, с. 303.
     Наступление Красной Армии про­должалось. После долгих и упорных боев советские части 14 ноября освободили Ямбург. Большая часть армии Юденича сдалась в плен.
     Население Петрограда с ликованием встречало войска Петроградского гар­низона, рабочие батальоны и курсант­ские роты, возвращающиеся с фронта. Инженерный техникум приступил к за­нятиям. Наиболее отличившиеся при обороне Петрограда курсанты комму­нисты Н. Карпов, Ф. Аллилуев и В. Леплинский были досрочно произведены в красные командиры. С удвоенной энергией работали курсанты, стараясь наверстать упущенное. Во время мир­ной передышки будущие краскомы спе­шили овладеть глубокими теоретичес­кими знаниями, подкрепляя их прак­тическими занятиями и увязывая с богатым опытом, полученным в боях против Юденича.
     Наряду с развивавшейся учебно-ма­териальной базой замечательным сред­ством практического обучения курсантов стал военно-инженерный музей техникума, созданный еще в 1752 году. В 1919 году секция военных музеев Главнауки предложила восстановить музей бывшего Николаевского инже­нерного училища.
     В Инженерном замке нашлось нема­ло моделей, схем, карт, картин, книг, учебников по военно-инженерному делу, имеющих историческую ценность. Часть экспонатов была собрана в дру­гих военно-учебных заведениях города, получена из дворцовых и частных кол­лекций. Постепенно ценные экспона­ты и материалы энтузиасты музея изу­чали, реставрировали и, приведя в порядок, систематизировали по разде­лам истории военно-инженерного ис­кусства.
     Научной, исследовательской и орга­низаторской работой по созданию му­зея занимался весь коллектив — преподаватели, командиры и курсанты. Но особая заслуга принадлежит пре­подавателю П. С. Иванову — неутомимому собирателю, историку-исследователю, знавшему и любившему военно- инженерное дело.
     22 марта 1920 года в Инженерном замке состоялось торжественное от­крытие военно-инженерного музея(2). Приказом командования начальником и хранителем музея был назначен П. С. Иванов.
(2) Музей техникума явился базой военно-ин­женерного отдела Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи.
     В том же году устанавливаются шефские связи военно-инженерного техникума с коллективом Государст­венного Эрмитажа. Эта дружба нача­лась с письма Алексея Максимовича Горького.
48
     В 1917 году сокровища Государст­венного Эрмитажа были отправлены в Москву. В 1920 году встал вопрос о возвращении их в Петроград. По этому поводу А. М. Горький обратился к В. И. Ленину: Дорогой Владимир Ильич! ... Прилагаю копию заявления Со­вета Эрмитажа о необходимости реэ­вакуации его ценностей из Москвы в Петроград, — и тоже прошу Вашей по­мощи как член Совета(1).
(1) Горький М. Собр. соч., т. 29, с. 390.
     Для обеспечения перевозки, охраны и выгрузки ценностей были привлече­ны курсанты Петроградского военно-инженерного техникума. С тех пор они стали частыми гостями Эрмитажа. Большую роль в развитии художественного вкуса, культурного кругозо­ра курсантов играли сотрудники му­зея. Они часто выступали перед курсантами с популярными лекциями и беседами как в залах Эрмитажа, так и в Инженерном замке. В техникуме создается художественная студия, кото­рая объединяет наиболее способных к живописи и графике курсантов. В условиях голода и разрухи, при полном отсутствии необходимых материалов — красок, карандашей, рисовальной бу­маги студийцы увлеченно работают над галереей портретов декабристов, участвуют в художественном оформле­нии помещений Инженерного замка, используя в своей работе самодельные краски, уголь, мел.
     С учетом положения в стране и опы­та гражданской войны командование и партийная организация техникума старались вносить все новое в систему ор­ганизации полготовки военно-инженерных кадров. Дело в том, что она нача­ла отставать от требований времени.
     Подготовка специалистов определенной отрасли военной техники была вынужденной мерой, обусловленной напряженной военной обстановкой. Опыт первой мировой и гражданской войн подсказывал, что для успешного выполнения разнообразных задач, сто­явших перед инженерными войсками, нужны не узкие специалисты, а широ­ко образованные командиры с боль­шим объемом военных знаний, для че­го необходимо увеличить срок обуче­ния.
     Требования партии и правительства в области перестройки системы воен­ного образования были сформулиро­ваны в специальном циркуляре Президиума ВЦИК, в котором указывалось: Обучение курсантов военных икол и подготовка красных командиров в мирный период строительства Советс­кой России должны быть поставлены так, чтобы, серьезно и продолжитель­но изучая военные науки и искусство, они могли действительно отдаться во­енному делу(2).
(2) Центральный государственный архив Ок­тябрьской революции, ф. 1235, оп. 62, д. 3, л. 31.
     Постановление Совета Труда и Обороны, подписанное В. И. Лениным, требовало: Целый ряд краткосрочных командных курсов пре­вратить в нормальные школы с достаточными сроками обучения, для того чтобы дать доблестной Красной Армии вполне подготовленных руководите­лей.
     Выполняя эти указания, Реввоенсо­вет Республики приступил к перест­ройке и реорганизации военно-учебных заведений. На базе лучших кратко­срочных курсов стали создаваться во­енные школы со сроком обучения в зависимости от профиля подготовки три-четыре года.
     Петроградский инженерный военный техникум был одним из лучших воен­но-учебных заведений Петроградско­го военного округа. Поэтому 17 июня 1920 года техникум приказом РВСР был преобразован в Петроградскую военно-инженерную школу(3).
(3) ЦГАСА, ф. 24898, on. 1, д. 50, л. 4.
     Правда, в условиях продолжавшейся гражданс-
49
кой войны несколько выпусков были сделаны по ускоренной программе.
     Летом воспитанники школы находи­лись в Усть-Ижорском саперном лаге­ре. Они загорели, окрепли. После освобождения хлебных районов страны продовольственное положение Совет­ской республики, в том числе Петрограда, несколько улучшилось. Но вот вновь прозвучал сигнал тревоги. Мир­ная передышка была сорвана. Подстрекаемые Антантой, белополяки бро­сили 50-тысячное войско против 15-тысячной Красной Армии, находившейся тогда на Украине. Воспользовавшись этим, 7 июня 1920 года Врангель, пе­реформировав недобитую деникинскую армию, занял Северную Таврию. Тем самым он угрожал зайти в тыл Красной Армии, занятой на Польском фронте.
     Свернув имущество, питомцы шко­лы срочно прибыли в Петроград. Здесь формировалась 1-я стрелковая брига­да курсантов для отправки на Южный фронт. Из комсостава и курсантов школы сначала была сформирована одна рота связи, потом еще две полко­вые команды связи. И снова, как в прошлые годы, напутствия в Краснознаменном зале Инженерного замка, проводы под оркестр...
     22 июля бригада петроградских кур­сантов прибыла на железнодорожную станцию Гуляйполе, восточнее Запорожья. Она вошла в состав 46-й стрелко­вой дивизии, которой командовал лю­бимый красноармейцами герой гражданской войны И. Ф. Федько.
     — Дорогие товарищи! — обратился он к курсантам. — Героический Петро­град прислал вас сюда для того, чтобы вы помогли Южному фронту, которым командует прославленный полководец Михаил Васильевич Фрунзе, разгро­мить «черного барона» Врангеля. «Черный барон» хочет захватить Дон­басс, добраться до Москвы и восстано­вить власть помещиков и капиталистов.Это, конечно, старая песня, и мы не позволим ему ее спеть. Но, преду­преждаю вас, будет это нелегко. Антанта вооружила войска Врангеля пу­шками, бронемашинами, танками и аэ­ропланами. Самыми лютыми белогвар­дейцами среди врангелевских банд яв­ляются дроздовцы. Ну вот, — закончил Федько,— теперь вы все знаете. Геройством и мужеством прославьте Боевое Знамя нашей дивизии, чтобы Петроград гордился вами.
     Речь начдива воодушевила курсан­тов. Они поклялись отдать все силы на разгром врага. Вскоре бригада по­лучила приказ на овладение городом Орехов. Между станцией Гуляйпо­ле и Ореховом — безводная южная степь. О событиях тех дней рассказы­вает их участник С. Е. Гербановский: ... Изнурительный переход по знойной степи. Ни тени, ни воды. Только клу­бы едкой пыли над дорогой да побу­ревшая от жары земля. Обмотав затворы винтовок носовыми платками, а замки пулеметов нательными рубаха­ми, чтобы предохранить оружие от пы­ли, курсанты шагали, обливаясь по­том. Подошли к Орехову, где сосредо­точился цвет врангелевской армии — полки дроздовской офицерской диви­зии...
     С утра начался бой. Белогвардейцы встретили курсантские цепи ураган­ным ружейно-пулеметным огнем. Лишь под вечер курсанты выбили белых со станции Орехово. Дроздовцы почувст­вовали отвагу и напористость «ленин­ских юнкеров», как они называли нас, подтянули десятки пулеметов, несколь­ко батарей и бронемашины.
     Наша небольшая группа телефони­стов, обеспечивавшая связь наступающих с тылом, оказалась в 1-м батальоне, которым командовал Оскар Орбет...
     Вскоре из резерва подошло подкре­пление, а затем последовал приказ: в 23 часа поднять курсантов в решитель-
50
ную атаку, сбить противника и выйти на западную окраину Орехова...
     — Приготовиться к атаке, — тихо передается команда по цепи. — Ба­тальон — вперед!..
     Не успели мы сделать нескольких десятков шагов, как напряженную ти­шину разорвал выстрел, за ним дру­гой и третий, грянул залп, застрочил пулемет. Раздалась спокойная коман­да Орбета:
     — Батальон, за мной!.. Смерть Врангелю!..
     Курсанты с криком «ура» устреми­лись вперед, ворвались на пустынные улицы городка. Но залпами в упор, ударами из засад, ручными гранатами с крыш встречали наступавших бело­гвардейцы. Бой с неослабевающей силой длился до утра.
     Враг был опрокинут. Скупыми сло­вами доносил комбриг Сводной начдиву-46 товарищу Федько об этом бес­примерном бое: «29 июля, 1 час ночи. После упорного боя на южной окраи­не Орехова курсанты сломили сопротивление противника, с пением «Интернационала» заняли весь город, выйдя на западную окраину его...»
     В июльских боях отличились многие красные курсанты. Среди них — по­сланцы инженерной школы Павел Туленко, уроженец Новгорода, минчанин М. Лившиц, Никифор Тенянин из Мо­гилева, Георгий Орлович-Волк из Ковно, Болотов и Кильч. Их подвиг во имя победы над врагом бессмертен.
     Очевидцы рассказывают о беспримерном мужестве шестнадцати кур­сантов, захваченных в плен дроздовцами, в числе которых были и шесть названных героев. Раненых курсан­тов под усиленным конвоем привели на центральную улицу села и помести­ли в доме местного богача. В течение ночи пленных подвергали пыткам и издевательствам. С рассветом истерзан­ных, окровавленных курсантов вывели на улицу и приказали копать себе мо­гилу.
     Один из курсантов крикнул: «Това­рищи! Это наш последний бой. Умрем как подобает коммунистам!» Тогда, взявшись за руки, они встали на край могилы и громко запели: «Вставай, проклятьем заклейменный...». Залпы оборвали их пение.
     Об этом подвиге питерских курсан­тов начдив Федько в донесении в РВС Южфронта сообщал: Эти революционные борцы, истинные исполины, ведут трехмесячную, тяжелую, в нечело­веческих условиях борьбу с Врангелем. В жестоком ночном бою под Оре­ховом с офицерскими частями дроздовской дивизии несколько курсантов было захвачено в плен. Ведомые к рас­стрелу, избиваемые белогвардейскими бандитами и офицерами, они встрети­ли смерть свою с истинно революци­онной твердостью — до последней ми­нуты пели призывную песнь — «Ин­тернационал». И только залп оборвал песню(1).
(1). ЦГАСА, ф. 24261, оп. 3, д. 1, л. 442.
     Командующий Южным фронтом М. В. Фрунзе, отмечая особо доблест­ное поведение курсантской бригады в боях против Врангеля, писал, что дея­тельность этой бригады полна героиз­ма(2).
(2) См.: Фрѵнзе М. В. Избр. произв., т. 1. М„ 1957, с. 383.
     Действия первой курсантской брига­ды были высоко оценены командова­нием Красной Армии. В приказе Реввоенсовета Республики № 2006/377 от 2 октября 1920 года говорилось: РВСР, отмечая геройское, самоотверженное поведение этой бригады, предлагает РВС Юго-Западного фронта награ­дить орденом Красного Знамени отличившихся курсантов и произвести до­стойных в красные командиры, не ожи­дая окончания курса.
51
 
начало     <    >     окончание
 
Категория: Книги | Добавил: Ермаков (22.06.2012)
Просмотров: 582 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск