Понедельник, 01.05.2017, 07:10
Приветствую Вас Гость | RSS

Воспитатели и Учителя Альма Матер

Категории раздела
Периоды [15]
Выпускники [3]
УиС [23]
Руководители отделов и служб Управления училища.
Кафедры [26]
Факультеты [3]
Воспитатели [67]
Учителя [159]
Политработники [11]
Книги [53]
об училище
СМИ [5]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Книги

1980
Школа военных инженеров
 
ВСТУПАЯ
В РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКУЮ
КРАСНУЮ АРМИЮ
Приказ
по Николаевскому инженерному училищу
№ 10
25 февраля 1918 года
. . . . . . .
§2
     п. 3) На основании приказа Народ­ного комиссара по военным делам за № 130 и предписания Главного комис­сара всех военно-учебных заведений Российской республики Инженерное училище впредь именуется «1-е Совет­ские инженерные петроградские коман­дные курсы Рабоче-Крестьянской Кра­сной Армии»...
     п. 5) Для исполнения текущих работ впредь до утверждения штатов и объя­вления особых распоряжений органи­зационной комиссии всем служащим бывшего Николаевского училища оста­ваться на своих местах, исполняя преж­ние обязанности.
     Это был последний приказ по Нико­лаевскому инженерному училищу. Ста­рое дворянское военно-учебное заведе­ние было ликвидировано, на его базе создано новое, рабоче-крестьянское училище, рожденное Великим Октяб­рем.
     После победы социалистической ре­волюции перед партией и народом встал вопрос о защите ее завоеваний. В огне гражданской войны на совер­шенно новых началах была создана Рабоче-Крестьянская Красная Армия. Среди многих проблем, которые прихо­дилось решать при строительстве новой армии, первостепенное значение имела проблема обеспечения ее квалифици­рованным командным составом. В свя­зи с этим Ленин указывал: ...строя но­вую армию, мы должны брать коман­диров только из народа. Только крас­ные офицеры будут иметь среди солдат авторитет и сумеют упрочить в нашей армии социализм (1).
(1) Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 200.
     Зимой 1917/18 года специальная комиссия Народного комиссариата по военным делам разработала основные положения о создании командных кур­сов. А в феврале Народный комиссар по военным делам издал приказ № 130 об организации тринадцати ускорен­ных курсов по подготовке командиров Красной Армии, в котором, в частно­сти, говорилось: Открыть ускоренные курсы по подготовке командного соста­ва Раб.-Крест. Красной Армии в сле­дующих местах: ...в Петрограде:
     5. 1-е Инженерные Петроградские командные курсы Р.-К- Красной Армии (в помещении бывшего Николаевского инженерного училища).
     6. 2-е Инженерные Петроградские командные курсы Р.-К. Красной Армии (в помещении бывшей Школы инже­нерных прапорщиков).
     За налаживание учебного процесса
32
энергично взялись организационные комиссии. Председателем первой ко­миссии был назначен А. Д. Горчаков, членами — комиссары А. Н. Лебедев, А. И. Маторин и А. А. Ермолаев. Вто­рую комиссию возглавил Н. Т. Ушаков. В ее состав вошли комиссары Кусакин, Приседко и Белавин. Стараясь оправ­дать оказанное им доверие, молодые специалисты в короткий срок выполни­ли важную организационную работу.
     Призыв ленинской партии «Рабочий и крестьянин, записывайся на команд­ные курсы!» отвечал чаяниям освобо­дившегося от эксплуатации народа. Сотни прошений из разных концов страны начали поступать в адрес толь­ко что открывшихся курсов. Впервые за свою историю Инженерный замок распахнул двери для представителей трудящихся. На учебу шли красногвар­дейцы, бравшие штурмом Зимний, сол­даты, умудренные окопной наукой, и рабочие парни с питерских окраин. Все горели желанием как можно скорее ов­ладеть наукой побеждать, встать в ря­ды защитников страны, хозяевами ко­торой они теперь являлись.
     Поступившие на учебу давали клятву-обязательство: Вступая в семью Рабоче-Крестьянской Красной Армии, добровольно и сознательно принимая на себя свою долю тяжелой и святой борьбы угнетенного и обездоленного народа, даю обещание перед братьями по оружию, перед революционной совестью своей достойно, без измены, без страха и колебаний бороться за вели­кое дело, которому отдали свою жизнь лучшие дети рабочей и крестьянской семьи, за дело победы Советской вла­сти и торжества коммунизма. Обязуюсь по окончании курсов пробыть в рядах Рабоче-Крестьянской красной Армии не менее одного года и точно, без отступлений, исполнять все обязанности красноармейца.
     В случае добровольного оставления курсов или удаления из них за малоуспеваемость в науках обязуюсь про­служить в рядах Рабоче-Крестьянской Красной Армии не менее шести меся­цев (со дня оставления курсов). Ясно сознаю, что получивший ору­жие из рук народной власти берет на себя великие обязанности и несет ог­ромную ответственность.
     Ясно сознаю и твердо помню, что не исполняющий своих обязанностей член Рабоче-Кре­стьянской Красной Армии карается су­ровым судом революционной власти и навсегда изгоняется из среды защит­ников революции.
     К 20 марта прием на основные отде­ления (саперно-строительное и элект­ротехническое) был закончен, а на подготовительное продолжался до се­редины апреля.
     Вечером на доске объявлений кур­санты прочли:
Приказ по 1-м Петроградским советским
инженерным курсам
Рабоче-Крестьянской Красной Армии
№ 16
20 марта 1918 года
     В связи с поступившими прошениями о приеме на курсы открываются следу­ющие отделения:
     подготовительное — 1 класс,
     саперно-строительное—1 класс,
     электротехническое—1 класс.
     Лекции начать 22 марта в 8 час. 30 мин. Этот день считать днем начала занятий.
     22 марта в училище ежегодно отме­чается торжественный праздник — день рождения советской инженерной школы.
     Курсы готовили техников-инструкто­ров различных специальностей для саперных и понтонных батальонов, же­лезнодорожных частей и дорожных батальонов, для телеграфных, радиоте­леграфных, прожекторных и автомо-
33
бильных частей. Срок обучения на под­готовительном отделении составлял три месяца, на основных отделениях — шесть месяцев.
     Учебные планы были построены так, что курсанты подготовительного отде­ления получали знания не только по основным разделам математики, физи­ки, химии и черчения, без которых трудно усвоить военные и технические науки, но и по саперному делу и уста­вам. В конце обучения было предусмо­трено выполнение двухнедельной прог­раммы практических занятий. Это позволяло в случае необходимости использовать выпускников на должно­стях инструкторов в саперных батальонах.
     После трехмесячного обучения уча­щиеся сдавали экзамены по математи­ке и физике. Курсанты, получившие отличные оценки, переводились на специальные отделения. С учетом пот­ребностей инженерных войск Красной Армии были образованы специальные отделения: на первых курсах — саперно-строительное и электромеханиче­ское, на вторых курсах — механическое и военных сообщений.
     Управление курсами осуществлял курсовой совет, в который от каждых курсов входили начальник курсов, начальники учебных подразделений, по три выборных представителя от кур­сантов и представители от преподава­телей и служащих.
     Комиссары и их помощники составляли коллегию комиссаров во главе с председателем, который имел право приостановить исполнение того или иного решения курсового совета до решения Главного управления военно-учебных заведений. Недостатками кур­сового совета являлись его громозд­кость и медлительность в решении вопросов, отрыв курсантов от их прямо­го дела. Осенью 1918 года курсовой совет был упразднен, а руководство осуществляли начальник курсов и ко­миссар.
     Из средств инженерного вооружения, оставшихся от Николаевского инженер­ного училища, имелись: шанцевый (саперный) инструмент, некоторое ко­личество телеграфного и радиотелегра­фного, понтонно-переправочного и под­рывного имущества и несколько десят­ков учебных винтовок. Вот в основном и все. В то время инженерные войска вообще были бедны средствами воен­ной и инженерной техники. К тому же часть этих средств устарела. Обновле­ние и расширение учебно-материальной базы стало предметом постоянной за­боты начальника курсов, комиссаров, всех коммунистов.
     Программой обучения предусматри­валось дать курсантам прочные знания и навыки, чтобы в условиях боевых действий они безошибочно могли оце­нивать обстановку, принимать правиль­ные решения, уметь организовать отрывку окопов, оборудовать позиции для пулеметов, строить блиндажи, мо­сты, производить расчеты на подрывание различных сооружений. Занятия по специальным дисциплинам сочетались со строевой и физической подготовкой. Курсанты учились метать ручные гранаты, вести меткий огонь из пулемета, оборудовать огневые позиции отделе­ния, взвода, роты, строить инженерные укрепления.
     Партия и Ленин постоянно заботились о боевой выучке Красной Армии, всесторонней подготовке ее команди­ров. Ленинский лозунг «учиться воен­ному делу настоящим образом» стал законом всей жизни и учебы будущих краскомов. Но учеба давалась им с трудом. Общеобразовательная подго­товка была настолько низкой, что даже элементарный курс арифметики казал­ся им трудно одолимой наукой. Но вера в коммунистические идеалы, оду­шевленность революцией помогали кур­сантам преодолевать любые трудности.
34
     Выпускник курсов Г. Браварский позже вспоминал о характерном разго­воре начальника учебной части Ф. И. Зубарева с молодым рабочим Романом Анисимовым, пришедшим на курсы из красногвардейского отряда.
     — Какое имеете представление об алгебре?—спросил начальник Анисимова.. Роман смущенно улыбнулся.
     — Я знаю, — тихо сказал он,— что такая математическая наука существу­ет. Но в программу городской школы, где я учился, она входила в малой дозе. Так что о квадратных уравнениях имею слабое представление, а больше осведомлен о другой алгебре,— неожи­данно закончил рабочий парень, — об алгебре революционной борьбы.
     Условия жизни и быта были крайне тяжелыми. Курсанты сами заготавли­вали дрова, кололи и подносили их к печам, убирали учебные классы и жи­лые помещения, где просто царил хо­лод, так как топливо отпускалось толь­ко для кухни и лазарета. Дневной продовольственный паек курсантов вес­ной 1918 года составлял половину, а иногда и четверть фунта (сто граммов) овсяного хлеба, чай с сахарином, суп из воблы или селедки, одну-две ложки пшенной каши или несколько сухих кореньев.
     Воспитанник курсов К. Розе вспоми­нал: По утрам и вечерам был чай, но опять-таки без хлеба. Попьешь и пойдешь в класс заниматься. Но никакие трудностн не могли сломить силы духа курсантов, лишить их веры в конечную победу революции. Эту веру в будущих командирах поддерживали коммунисты.
     Для осуществления политики партии на курсах краскомов почти одновременно с учреждением курсов была соз­вана первичная коммунистическая ячейка — опора и активный помощник военного комиссара курсов.
     На организационном собрании, состоявшемся 1 апреля, присутствовали шесть коммунистов и три левых эсера, выразившие желание работать с большевиками. Собрание избрало секретаря ячейки и его заместителя, наметило план работы, потребовало от каждого партийца выполнения принятых решений, крепкой дисциплины и личной инициативы. Левым эсерам это не пон­равилось. После подписания Брестского мирного договора в феврале 1918 года и его ратификации на IV Чрезвычай­ном Всероссийском съезде Советов ле­вые эсеры, выступившие против этого договора, объявили себя свободными от выполнения условий соглашения с большевиками. Коммунисты разобла­чили их как дезорганизаторов и выразителей интересов кулачества.
     Комячейки военно-учебных заведе­ний в те дни переживали период становления. Коммунистам было нелегко: не хватало опыта организаторской работы, теоретической подготовки, спе­циальных знаний. Выручало классовое чутье и чувство ответственности за судьбу Родины. Исходя из конкретных условий, большевики красных курсов самостоятельно определяли основные направления и формы работы, ставили задачи.
     На одном из собраний решили: 1) Поставить преподавание политико-специальных наук на должную высоту. 2) Произвести чистку от нежелатель­ных элементов. 3) Сплотить всех ком­мунистов в одну дружную семью. 4) Вы­работать для нашей социалистической Родины стойкого бойца — красного офицера. 5) Дать миру мощную про­летарскую Красную Армию для завое­вания всемирного социализма(1). Прото­кол с этим решением подписан предсе­дателем собрания Романом Анисимо­вым.
     Со временем Роман стал отличным строевиком, усердно занимался и своей
(1) Центральный государственный архив Советской Армии (далее —ЦГАСА), ф. 24898, on. 1, д. 11, л. 10.
35
партийной активностью увлекал за со­бой товарищей. Таких активных шты­ков, как тогда говорили, было много: курсанты Я. Прелей, Р. Крастынь и другие. Это они помогали командова­нию определять задачи учебы и претворять их в жизнь. Первой своей обя­занностью коммунисты считали повы­шение идейной закалки курсантов, качественное улучшение учебного про­цесса, укрепление дисциплины, созда­ние нормальных условий для учебы и жизни.
     Коммунисты претворяли в жизнь ре­шение партячейки об ограждении ко­мандных курсов от проникновения враждебных и рваческих элементов. Они осуществляли партийный конт­роль за приемом на курсы, установи­ли индивидуальный отбор, неодно­кратно проводили социально-полити­ческие чистки.
     Выполняя решение партийной ячей­ки, в мае наладили преподавание по­литграмоты. Укомплектовали партий­ную библиотеку, проводили политин­формации, прививали учащимся вкус к регулярному чтению газет, журналов, трудов Маркса, Энгельса, Ленина. Ор­ганизовали сбор и распределение учеб­ной литературы.
     В апреле начала действовать культурно-просветительная комиссия. В ла­герный период активисты показали курсантам интересные спектакли на злободневные политические и военные темы. Для руководства драматическим кружком были приглашены видные ар­тисты того времени Максимов и Оле­нина. Изостудией руководил известный художник М. В. Рундальцев.
     Влияние партийной ячейки крепло, ее авторитет непрерывно возрастал. На выборах в курсовой совет, в Петро­градский городской и районный Сове­ты депутатами избирались только ком­мунисты. Ко времени первого выпуска краскомов партийный коллектив со­ставил 106 членов партии(1).
     По примеру активистов молодые за­щитники революции настойчиво овла­девали специальными курсами дисцип­лин, расширяли свой политический и культурный кругозор, живо интересо­вались положением на фронтах, теку­щим моментом. Когда Петроградский комитет РКП (б) открыл вечерние кур­сы агитаторов в Смольном, вслед за коммунистами туда пошли и беспартий­ные курсанты. Жажда знаний, желание лично участвовать в перестройке ста­рого мира, в утверждении нового, социалистического строя — вот что отлича­ло будущего командира Красной Ар­мии. Лекции читались в знаменитом Колонном зале. В октябрьские дни 1917 года здесь работал исторический II съезд Советов, провозгласивший победу социалистической революции. Теперь сюда к собравшимся сделать доклад или провести беседу нередко приезжали видные государственные и партийные деятели.
     Курсанты-коммунисты, считавшие се­бя политическими бойцами партии, с огромным желанием отправлялись по путевкам райкома на предприятия и в красноармейские части. Такие опытные агитаторы, как А. Белославский, Р. Крастынь и Я. Прелей, побывали в августе даже на Восточном фронте. Они рассказывали бойцам о строитель­стве Красной Армии, говорили о своей учебе («Ждите нас! Вернемся и научим вас строить неприступные инженерные укрепления»). Знакомили фронтовиков с международным положением, призы­вали беспощадно громить белогвардей­цев. С большой любовью говорили о красном Питере — колыбели Велико­го Октября, о несгибаемом петроград­ском рабочем классе, дающем фрон­там винтовки, патроны, пулеметы, бронепоезда.
     Курсантам-агитаторам приходилось
(1) ЦГАСА, ф. 24898, oп. 1, д. 92, л. 3, 4.
36
участвовать в боях. Их смелость и ре­шительность еще больше поднимали авторитет курсантов среди красноармейцев.
     В боевом восемнадцатом курсанты не только учились, но и с оружием в руках защищали завоевания Советской власти. По приказу штаба Петроград­ского военного округа части и подраз­деления не раз приводились в боевую готовность. Так было и в июльские дни.
     К этому времени левые эсеры окон­чательно потеряли доверие трудового крестьянства, их социальной базой ста­ло кулачество, против которого были направлены декреты Советской власти о комбедах. В Москве 6—7 июля левые эсеры предприняли контрреволюцион­ное выступление. Ликвидацией мятежа руководил В. И. Ленин, непосредствен­ное руководство военными действиями было поручено председателю Высшей военной инспекции Н. И. Подвойскому и начальнику Латышской стрелковой дивизии И. И. Вацетису. Латышские части начали наступление. После отказа мятежников сдаться их выступление было подавлено.
     Вооруженные столкновения при ра­зоружении левоэсеровских боевых дру­жны произошли также в ряде городов, в том числе и в Петрограде. В этой опе­рации курсанты приняли самое актив­ное участие. Это было первое их столкновение с контрреволюционными силами.
     Курсанты всегда проявляли высокую сознательность, революционную бди­тельность и постоянную готовность. Вспоминает командир роты К. С. Крылов: Курсанты, жившие в Петрограде, после занятий уходили домой... Я задумался над вопросом, как собрать роту в случае тревоги. Не успел придумать какой-нибудь реальный план, как однажды вечером создалось тревожное положение. Я был вызван к командиру батальона, который приказал держать роту в боевой готовности. Возвращаясь от него, решил собрать по тревоге тех курсантов, что жили в Инженерном замке, а на проживавших по кварти­рам не рассчитывал. Каково же было мое удивление, когда, войдя в помеще­ние, я застал роту в полном сборе. Оказалось, курсанты сами собрались. Один из них сказал: «Неужели вы ду­маете, товарищ командир, что мы бу­дем сидеть дома, в то время как Совет­ской власти угрожает опасность?»
     Обстановка того времени требовала дальнейшего совершенствования орга­низационной структуры 1-х и 2-х инже­нерных командных курсов. Раздельное их существование, как показал опыт, становилось нецелесообразным по ряду причин, главной из которых являлась распыленность преподавателей и учеб­но-материальной базы. 29 июля 1918 года приказом Главного комиссара военно-учебных заведений Петроград­ского военного округа 1-е и 2-е инже­нерные курсы были объединены в одно военно-учебное заведение, получившее название Петроградского военно-инже­нерного техникума(1).
     Начальником военного техникума стал бывший начальник 1-х инженер­ных курсов А. Д. Горчаков, которого через несколько месяцев сменил В. П. Дягилев, преподававший в техни­куме общую тактику. Во время первой мировой войны В. П. Дягилев был на­чальником штаба 8-й армии генерала А. А. Брусилова.
     Инженерный техникум представлял собой батальон четырехротного соста­ва. Каждая рота имела свою специаль­ность: первая — саперная, вторая — дорожно-мостовая, третья — электро­техническая и четвертая — минно-подрывная. Во главе рот и взводов стояли инструкторы, отвечавшие за огневую и строевую подготовку. Продолжительность обучения в техникуме составля­ла: 6 месяцев для специальных отде-
(1) ЦГАСА, ф. 24898, oп. 1, д. 116, л. 1; д. 41, л. 33.
37
лений и 8 месяцев для подготовитель­ного.
     Реорганизация курсов совпала с вы­ездом личного состава в лагерь, где теоретические знания, полученные в классах, закреплялись на практических занятиях в поле. Они проводились днем и ночью, при любой погоде. Курсанты трудились напряженно, сознавая, что в любое время боевая обстановка может потребовать направления их на фронт. Шестимесячный срок обучения подхо­дил к концу. 10 сентября личный состав возвратился из лагеря в замок.
     18 сентября состоялся первый выпуск курсантов военно-инженерного техни­кума. 63 красных командира инженер­ных войск пополнили ряды Красной Армии. В числе первых выпускников были две женщины — Наталья Алексе­евна Зыкова и Лидия Алексеевна Цымбалистая.
     В тот же день произвели выпуск и другие командные курсы. На площади Жертв революции состоялся грандиоз­ный митинг и парад курсантов военно-учебных заведений Петрограда. Много военных парадов видело Марсово поле, но впервые по площади проходили рабоче-крестьянские командиры. Вече­ром в Георгиевском зале Инженерно­го замка состоялся торжественный обед.
     Всеобщим ликованием была встречена переданная в адрес питер­ских военных курсов телеграмма Вла­димира Ильича Ленина: Приветствую 400 товарищей рабочих, оканчивающих сегодня курсы командного состава Красной Армии и вступающих в ее ряды как руководители. Успех россий­ской и мировой социалистической революции зависит от того, с какой энер­гией рабочие будут браться за управ­ление государством и за командование армией трудящихся и эксплуатируе­мых, воюющих за свержение ига капи­тала. Я уверен поэтому, что примеру четырехсот последуют еще тысячи и тысячи рабочих, а с такими администраторами и командирами победа коммунизма будет обеспечена(1).
(1) Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 88.
     Краскомы-инженеры тут же послали ответ Владимиру Ильичу: Совнарком. Ленину. Военный техникум в день своего первого выпуска приветствуем своего вождя и учителя.
 
Приветственное письмо В. И. Ленина
пер­вому выпуску
петроградских красных ко­мандиров

 

     Поступила телеграмма от Председа­теля ВЦИК Я. М. Свердлова: При­ветствуем первый выпуск советских красных офицеров и пожелаем, что­бы ваш предстоящий путь борьбы за власть трудящихся и торжество соци­ализма привел к решающей победе.
Молодые инженеры ответили
38
Я. М. Свердлову: Благодарим. Увере­ны в победе и торжестве социализма.
     Петроградский Совет рабочих и сол­датских депутатов организовал встре­чу с первыми выпускниками военных курсов, пригласив их на свое заседа­ние. Выпуск первых командиров Крас­ной Армии получил название выпуска имени В. И. Ленина. Выпускники да­ли клятву бороться до последней кап­ли крови, защищая Советскую республику.
 
Заседание педагогического совета
    
     Партия, решая задачу подготовки красных командиров, считала, что они должны быть не только военными специалистами, но и политическими ру­ководителями красноармейцев.
     Для совершенствования их политической подготовки в Москве в начале октября открылись дополнительные трехнедельные курсы военной администрации и политического руководства. Выпускники техникума прибыли в столицу. Это были незабываемые дни. За­нятия открыл Председатель ВЦИК Я. М. Свердлов. Он же прочитал для слушателей несколько лекций.
     Питомцам военно-инженерного тех­никума посчастливилось видеть и слу­шать В. И. Ленина. 22 октября их при­гласили на объединенное собрание ВЦИК, Моссовета и представителей фабрично-заводских комитетов, кото­рое состоялось в Большом зале профсоюзов (ныне Колонный зал Дома Союзов).

     На повестке дня стоял вопрос о международном положении и о положении дел на Южном фронте. Как только Я. М. Свердлов открыл собра­ние, в зале появился Владимир Иль­ич Ленин. Все встали. Аплодировал и Свердлов. Затем он предоставил слово Владимиру Ильичу. Ленин говорил о внутреннем и международном положении Советской республики, призвал командиров постоянно крепить Крас-
39
ную Армию, работать с бойцами, по­литически просвещать их, обучать во­енному делу. Речь вождя произвела на молодых офицеров огромное впеча­тление. Наказ Ленина питомцы учили­ща запомнили навсегда. Из поколения в поколение он передается воспитан­никам и свято выполняется.
     Весной 1918 года в стране сложи­лось тяжелое положение с продоволь­ствием. Суточная норма хлебного пай­ка в Петрограде была снижена до 50 граммов. Советской стране, сдавлен­ной кольцом фронтов, угрожал голод. Кулачество отказывалось продавать хлеб государству по твердым ценам.
     24 мая 1918 года В. И. Ленин обра­тился к петроградским рабочим с пи­сьмом «О голоде», в котором призы­вал их — авангард российского про­летариата — организовать массовый «крестовый поход» против спекулян­тов хлебом, кулаков, дезорганизато­ров, взяточников(1). От решения продо­вольственного вопроса зависела судь­ба Советской власти. Борьба за хлеб становилась борьбой за социализм.
(1) См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 361.
     На комбеды возлагалась обязан­ность помогать органам Наркомпрода в изъятии хлебных излишков у кула­ков, правильном распределении конфискованных земель, хозяйственного инвентаря и скота между беднейшими крестьянами. Петроградский пролета­риат одобрил декрет о комбедах и делом отозвался на письмо В. И. Ленина. Из своей среды он выделил 15 тысяч передовых рабочих для посылки в де­ревню. Продотряды уезжали во все концы страны.
     Курсанты военного техникума, как и рабочие красного Питера, включились в борьбу за хлеб. С одобрения военно­го комиссара коммунисты создали свои продотряды. Боец первого продотряда курсант Николай Карпов вспо­минал: Сентябрь 18-го года. Напряженный двенадцати- и больше часо­вой умственный и физический труд. Паек — полфунта овсяного хлеба и во­бла для разнообразия, «корешковая» каша со знаменитым «мазутным ма­слом». Нужен выход. И он найден. Сна­рядили экспедицию на юг. Сначала в разведку отправились Звирбуля и Пер­вухин. За ними отряд в 13 человек. Во главе — Перельман...
     Отряд в хлебном краю — Борисоглебске. Полная уверенность: «Уж здесь-то мы достанем хлеба техникумовцам». И достали, но как?..
     В городе собрано до двух тысяч мо­билизованных офицеров и унтер-офи­церов. Красновский фронт в 12 вер­стах. Среди мобилизованных, собран­ных в бараках в полуверсте от города, восстание. Гарнизон Борисоглебска — одна рота, объявившая себя «нейт­ральной».
     Пошли в Совет и предложили свои 13 штыков.
     Уездный военком рассыпал нас це­пью на базарной площади и приказал не пропустить в город восставших. Лежим. Стали посвистывать пули. От­вечаем тем же. В Совете нашелся пу­лемет. Курсант Фельд — опытный пу­леметчик, но он вынужден был отка­заться от «машинки» — в таком безобразном виде она была...
     Винтовками держались полдня. И лишь когда восставшие начали стре­лять шрапнелью с прямой наводки из двух трехдюймовок, пришлось сдать позицию и отойти за город. Ранен кур­сант В. Сафронов. Однако дело сдела­ли. Дали возможность вызвать поддер­жку из Сызрани.
     В ту же ночь прибывшим полком с нашей помощью восстание было лик­видировано, а через два дня мы ехали в Питер, везя подарок от Борисоглеб­ского Совета — одну тысячу пудов му­ки и сорок пудов масла. Подарок, заработанный винтовкой и сознанием своего долга перед Республикой.
40
     Поручение товарищей — доставить хлеб — исполнено и положено начало боевой работе техникума. Из участ­ников отряда помню курсантов Фельда, Долгирева, Ефименко, Пурина. Хлебных запасов хватило до весны, но голод еще не отступил. На юг был снаряжен второй отряд в составе нескольких десятков курсантов.
 
Курсанты — бойцы продовольственного отряда
    
     На этот раз отправились в Кременчуг. Большевику Н. Карпову довелось снова добывать хлеб. По его словам, Борисоглебск повторился. Правда, не было боя, не было потерь, так как быстро и энергично ликвидировали назревавшее восстание, разоружив ненадежный полк.
     Кременчугские рабочие высоко оценили смелые и решительные действия продотряда, его сколоченность и пролетарскую дисциплину. В знак благодарности за революционную помощь командованию отряда для передачи в техникум на митинге перед отъездом из Кременчуга было вручено Почет­ное знамя Совета рабочих и крестьян­ских депутатов города. Продотряд воз­вратился в Инженерный замок с запа­сами хлеба и сала.
     В конце 1918 — начале 1919 года курсантские «экспедиции» за хлебом отправлялись и в другие места стра­ны. И каждый раз краскомы с честью справлялись с поставленными задачами. Среди населения они проводили массово-политическую, разъяснительную работу. Продотряды рабочих, кра­сноармейцев и курсантов Питера выиграли еще одну битву — битву за хлеб, битву за социализм.
     С огромным воодушевлением курсанты Инженерного техникума начали готовиться к празднованию 1-й годовщины Великого Октября. Они старались отметить праздник хорошей успеваемостыо, крепкой воинской дисциплиной. Коммунисты и комсомольцы показывали пример в учебе и службе.
41
 
 
Категория: Книги | Добавил: Ермаков (25.04.2012)
Просмотров: 588 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск